В Сарыг-Сепе (Тува) состоится концерт памяти блистательного музыканта Виктора Иванова

   
11 ноября 2010 г.

постоянный адрес статьи: https://www.tuvaonline.ru/2010/11/11/v-saryg-sepe-tuva-sostoitsya-koncert-pamyati-blistatelnogo-muzykanta-viktora-ivanova.html

Семья Виктора Иванова, блистательного музыканта, певца, великолепного аккомпаниатора, аранжировщика, устраивает концерт его памяти в с. Сарыг-Сеп.

Помню, как семейное трио – папа с сыном и дочкой – исполняли в большой праздничной программе в муздрамтеатре песню «Прекрасное далеко». Неизгладимое впечатление. Потом я узнала, что Витя погиб в автоаварии. Его звали так же, как отца.

На гитаре струны оборвались…

С женой Виктора Иванова Еленой одно время мы вместе работали в республиканском центре народного творчества и культпросветработы. И вот – встреча через годы, полные не только радостных событий, но и потерь самых дорогих, родных людей.

– Приехала в Туву по направлению с сестрой, хореографом, из Читы. За плечами была балетная школа. Направили в Сарыг-Сеп, куда неделей раньше вернулся из армии Виктор Иванов. Это был 1970-й год. Там и началась наша с ним семейная и творческая биография.

Месячным Виктора привезли в Сарыг-Сеп из Абакана. Он был четвертым в большой цыганской семье из семи детей. Тяга к музыке была у него в крови. Пока не купили баян, «играл» на кирпиче.

Музыкально одаренный, легко прошел курс обучения в музыкальной школе за три года вместо пяти. Даже в армии служил в музвзводе, где приобрел опыт игры на гитаре, трубе, ударных инструментах. Вернувшись со службы, в Сарыг-Сепском ДК организовал ВИА «Эксперимент».

У нас уже был сын Витя, когда он уехал в Москву, где немного поработал в «Ромэне».

В 1979 году мы вместе окончили училище искусств. Я получила квалификацию работника культуры с хореографической специализацией, он – педагога музыкальной школы по классу баяна, кем и работал последние 14 лет.

Будучи лучшим аккомпаниатором в Туве, он был еще и отличным аранжировщиком музыкальных произведений для ВИА, ансамблей народных инструментов. А сколько песен аранжировал!

Знала его 36 лет. Пережили вместе и холод, и голод, и бездомность: по времянкам скитались. Когда получили квартиру в Кызыле, Вите было 14, Раде почти 11 лет. Тогда уже сложилось семейное трио. Витя до мутации пел первым голосом, Рада – вторым, Иванов – третьим. Почти шесть лет отпели. А потом в одну секунду все с ног – на голову. Трагедия разрушила нашу семейную идиллию. Виктор, несмотря на то, что получил увечье в аварии, в которой погиб сын в 18-летнем возрасте, продолжал работать. Мне пришлось уйти с работы по состоянию здоровья, хотя к тому времени окончила институт культуры и получила профессию режиссера массовых праздников.

Мы ушли в забвение, никто уже не помнит, не знает, что были такие.

Был ли он звездой? Нет, у него никогда не было «ячества». И детей мы не выпячивали, смотрели на их талант, увлеченность как на само собой разумеющееся, обыденное. До гибели Вити каждую пятницу – дружеские посиделки у нас дома. Приходили творческие люди, педагоги из училища. Кто пел, кто пил, кто в шахматы играл. Плясали. Иванов восхищался, как я танцую, я ведь дробушечница: ох, говорил, аж сердце заходится. Поражался моему ритму. Музицировали – в доме были баян, несколько гитар (Витя был студентом училища, класс гитары). Сам Иванов мог играть хоть на чем: на детской дудочке, просто трубочке, любую ниточку натянет, бумажку в расческу вставит…. Он прожил 57 лет. Любил читать, в библиотеках ему подбирали литературу по его заказам, начитанность помогала в разгадке кроссвордов и сканвордов, что занимало его досуг, когда он был болен.

Помню, как мы с папой…

– …ходили на рыбалку, к ней у него был чисто спортивный интерес. Его захватывал сам процесс! – вспоминает дочь Рада. – Помню, вставали в 5 утра, он меня одевал, и мы с ним шли через лес на островок, это далеко. Речку небольшую перебредал, посадив меня на горбушку. А потом всегда снимал шапку, загребал ею воду и мы пили. Оставлял меня одну у костра, уходил, а я всегда песни пела – и он меня мог слышать отовсюду. Я, говорят, с двух лет стала петь, и сразу вторым голосом, тембр – мамин. Отец это отметил. С рыбалки возвращались всегда позже всех.

Специально для Рады в училище искусств открыли народное вокальное отделение. Четыре года училась одна, без сокурсников. Первая выпускница этого отделения.

«Золотая пора» Сарыг-Сепа

Айлана Чадамба, режиссер ТЮЗа:

– Приехала туда в 1972 году. Знала, что там работает много молодых специалистов со всего Союза: врачи, учителя. И вот приезжаю. Первым делом иду в клуб, который местные гордо именуют Дворцом культуры. Сейчас вот уже смотрю – да, Дворец. У молодых ведь всегда амбиции, апломб. Мы же прибыли, снизошли, так сказать. Зашла я в фойе, вся такая…после Москвы. Стою и прикидываю, как бы его переделать под театр. У меня ведь только так. За пианино сидит молодой человек. Очень симпатичный, яркий, еще и музицирует. Нерусского типа, может, грек, молдаванин. И вдруг он останавливается, пристально смотрит на меня и спрашивает: «Это вы прибыли? Из Москвы?» – «Да. Вы уже знаете?» – «А как же, это маленькое село, все знают, и давно вас ждут. А почему именно сюда?» – «Да я выбирала место, где есть интеллигенция. Еще хотела в Туран. Но выбрала Сарыг-Сеп, потому что здесь работает брат, он врач».

Я немного нехотя отвечала, ну что разговаривать-то? «А вы – местный?» – спрашиваю. «Я прибыл недавно из Москвы». «Как!» И все у меня полетело – весь мой апломб. Особенно когда он сказал, где работал, ездил, да еще с группой Сличенко. И все! Проговорили, наверное, ровно час. Он сказал, что принял решение: хватит ему ездить, пора посвятить себя малой родине, что здесь – его родители, семья, что Сарыг-Сеп – очень красивый край. И мы чуть ли не поклялись, что будем помогать друг другу в работе. Так завернем, что Сарыг-Сеп будет греметь. Так и получилось.

Он, как цыган, хороший психолог. Решил прибить меня тем, что тоже из Москвы, и этим так подрезал мне крылья… А когда еще сказал, что он – цыган, крыло мое вообще опустилось, ведь они такие талантливые!

До сих пор помню заведующую отделом культуры Лидию Петровну Рябцеву. Это была наша Екатерина Фурцева. Как она всех держала! Брала только талантливых, мне, говорила, не нужны серые посредственности, и такие, которые сразу замуж, потом декрет, дети. Создала все условия, когда убедилась, что замуж не собираюсь, что в голове у меня – одна работа. Дали квартиру, 2-этажную. На кофе ко мне приходила творческая интеллигенция, в частности, Виктор. Много говорили, обсуждали. Он всегда был застенчивый, тихий, какой-то загадочный. Как-то Виктор пригласил меня на свой концерт. Его ВИА «Эксперимент» был, действительно, великолепный. Одну песню он посвятил своей маме. Так и сказал, что в первом ряду сидит моя мама, при всех хочу ей низко поклониться, она ждала меня, и я вернулся – в общем, такие хорошие слова сказал! И песня-то не была про маму, просто чудно красивая. Я поняла, что у него еще и голос! Боже! Это что-то. Это его цыганские переливы хорошие, хотя он говорил, что не любит вкусовщины, когда под цыган работают. Настоящий цыган должен на разрыве петь. Ему равных не только в Сарыг-Сепе, в Туве не было в тот период. Природа наградила его красивым тембром, мягким голосом. Он не пел громко, а-ля драматизм, он и тихо пел-то.

Тогда же прибыли в Сарыг-Сеп Виктор Харченко и Александр Самойленко. Это стечение обстоятельств – наличие в одном месте стольких молодых специалистов – сыграло положительную роль. Была очень хорошая клубная работа: конкурсы типа КВН, «А ну-ка, девушки!», «А ну-ка, парни!». Педагоги с врачами объединились и решили подключить милиционеров. Обострился не только интерес к жизни. Прорыв произошел экономический! И это подтверждали руководители райкома партии, в том числе Федоров.

Тот период был самым плодотворным, творческим, успешным. У всех горели глаза – вот что самое главное!

«Рассыпуха»

Сай Монгалбии, работник культуры:

– До сих пор помню, как трио баянистов – Иванов, Юрьев, Гусев – исполняли один номер, назывался «Рассыпуха». Мастерски работали! Давали друг другу возможность посолировать, и невозможно было даже определить, кто лучший. Они участвовали во всех больших концертах, их знала вся Тува. А сам Виктор Иванов был очень интеллигентным, даже здоровался тихо.

А цыган идет, куда воля ведет…

Александр Гусев, концертмейстер:

– С Виктором Григорьевичем, ну тогда Виктором, был знаком с 75-го. Вместе в училище искусств учились, даже жили вместе. Он был нормальным парнем, очень способным и… недисциплинированным. Мог пропускать занятия, а на экзамене – сыграть. Все нагонял, и ему все прощали. Вот ведь парадокс: кто более способен, менее всего трудолюбив. Разгильдяй, по-русски говоря. Не был усидчивым, выезжал, как говорится, за счет таланта. Все ему легко давалось, когда пел – брало за душу. Настоящий музыкант, хороший исполнитель – то, что надо. Он окончил отделение народных инструментов, у А.П.Оськина. Впоследствии, как участники городского ансамбля песни и танца, втроем – Виктор, я и Сергей Юрьев – исполняли «Рассыпуху» Виктора Гридина, это версия для дуэта баянистов, чтобы можно было показать возможности каждого. Гридин – баянист-виртуоз, руководитель ансамбля «Россия», который аккомпанировал Людмиле Зыкиной.

Наш номер придавал разнообразие программе ансамбля, давал возможность танцорам и певцам передохнуть. Виктор еще и солистом был, и в хоре пел, – еще одна его деталь. У него было умение работать с хором – какое-то время он работал в Москве, в цыганском ансамбле.

В Сарыг-Сепе потом он сделал ансамбль из местных музыкантов: бас-гитара, электроорган, баян, домра, балалайка. Это уже 90-е годы. Концерт большой в училище они дали, и «Рассыпуха» была.

Рада тоже окончила наше училище. Все четыре года был у нее концертмейстером. Пошла в отца: очень способная, хороший голос. Ансамбль «Церевье» – она защищалась на нем, – помогал ей. Училище тогда отмечало 40-летний юбилей, и был выпускной экзамен, Рада была солисткой в «Церевье», я аккомпанировал. Все – в ее руках, большой ей дороги.

Счастливая дорога Рады

Теперь она – профессиональная артистка-вокалистка и режиссер с академическим образованием. Поет и русские, и цыганские песни, и джаз. Возглавляет русский ансамбль «Раздолье» и цыганский «Бахтало дром» (Счастливая дорога). 12 ноября в Сарыг-Сепе для родственников и сельчан она устраивает концерт «Песня длиною в жизнь» памяти Виктора Иванова. Будет петь вместе с цыганским ансамблем, в частности, песни отца и одну – свою. Будет звучать фоно-грамма с его игрой на баяне и домашним пением с дочерью. Семья хочет повторить этот концерт и в Кызыле и пригласить на него тех, кто знал Виктора Григорьевича.

Елена Иванова теперь живет только ради Рады и внучки Богданы – она еще маленькая, но уже участница «Раздолья». Песни в роду Ивановых будут жить и в будущих поколениях, а через них – и память Виктору Григорьевичу, который любил свою семью и был уверен, что самые близкие, родные люди продолжат пропаганду народной песни.




© 2001-2020, Информационное агентство "Тува-Онлайн" (www.tuvaonline.ru).
При любой форме цитирования ссылка на источник (при возможности с указанием URL) обязательна.