В Туве у Оваа Хоомею (место поклонения хоомею) прошел священный обряд

   Ирина Качан, газета "Плюс Информ"
22 августа 2012 г.

постоянный адрес статьи: https://www.tuvaonline.ru/2012/08/22/v-tuve-u-ovaa-hoomeyu-mesto-pokloneniya-hoomeyu-proshel-svyaschennyy-obryad.html

В Туве у Оваа Хоомею (место поклонения хоомею) прошел священный обрядНа Оваа Хоомею я напросилась сама. Просто потому, что мне очень понравился праздник в прошлом году, понравилась атмосфера этого праздника. Потому что, как говорит одна моя подруга, здесь было «душевно комфортно». И я заранее припасла камень из Барун-Хемчика – каратулит – чтобы положить на оваа.

Не так, как в прошлом году
В чем-то нынешний праздник разочаровал. Не было Лазо Монгуша – шамана и хоомейжи. Его камлание в прошлом году было одновременно и священнодействием и потрясающим шоу. Алдар Тамдын – хозяин праздника, сказал, что не нашел Лазо ни на квартире, ни на стоянке, тот, вроде уехал куда-то на аржаан.
Без этого камлания праздник, как мне кажется, проигрывает. Конечно, оваа не осталось без освящения. Буддийский обряд провел лама из Непала. Башкы сам родом из Монголии, но сейчас живет в Непале.
И атмосфера праздника осталась. Это по сути «профессиональный» праздник, не рассчитанный на туристов. Сам комплекс «Алдын-Булак», конечно, создан именно для туристов, здесь не слишком соблюдаются именно национальные традиции в целом. Конечно, приезжие видят и оваа, может быть, им объясняют его значение. Но вот на самом празднике туристов, как правило, не бывает. Может быть, потом, со временем, что-то изменится. Хотя будет жалко терять нынешние традиции.
Кстати, «Алдын-Булак» меняется на глазах. Он постоянно растет. Недавно здесь появилась статуя Будды, юрты на платформах с колесами. Вряд ли, конечно, юрты будут куда-либо перемещать, но выглядят они очень интересно. И это – не казахские или монгольские юрты, а тувинские. По крайней мере, внешне.
И, чтобы закрыть сейчас тему «Алдын-Булака», надо сказать, что угощение всех, кто собрался на праздник, обеспечивала именно администрация комплекса. «Алдын-Булак» - генеральный спонсор праздника хоомеистов.
Гости праздника: Магда и Марчин
Гости праздника – народ особый. Не путать с просто туристами! Как Алдар Тамдын ухитряется их находить? Магда и Марчин Полковски родом из Польши, но уже много лет живут в Америке, штат Нью-Джерси.
В Америку приезжали наши музыканты, как-то они познакомились, заинтересовались Тувой. Брат и сестра не считают себя музыкантами. Хотя Шон Куирк и Алдар думают иначе. Полковски интересуются этнической музыкой, сами играют на некоторых инструментах. Шон задумчиво сказал: «Жалко, что они не могли привезти свою собаку. Такой огромный красивый пес». Пошутил, конечно. Но пес действительно, говорят, огромный.  
Магда неплохо говорит по-русски. Спросила у меня, как я оказалась в Туве. Узнав, что я приехала по распределению, а потом просто не смогла отсюда уехать, грустно вздохнула: «И я понимаю почему». Она тоже хотела бы пожить здесь подольше, но есть определенные проблемы с визами. Мы поговорили о волшебных местах Тувы. Слово «волшебство» ей было незнакомо, как и «чудеса». Сошлись на «магии». Магия Тувы - звучит действительно здорово.
Магда надеется бывать в Туве чаще, впрочем, не меньше ей нравится принимать гостей из Тувы у себя дома. Ее брат по-русски не говорит вовсе, но во всех вопросах относительно Тувы Марчин согласен с сестрой.
Гости праздника Тэд и Террадо
Еще один гость из Америки – Тэд. Тэд преподаватель из Санта-Фе (Нью-Мексико, США). Он преподает педагогику, составляет образовательные программы. С музыкантами из Тувы познакомился на этническом фестивале в Америке. Приехал именно на праздник, на Наадым и на оваа хоомейжи.
Санта-Фе. Именно в этом городе есть филиал музея Нью-Мексики – который называется Музей искусства разных народов. Здесь собраны образцы искусства множества народов со всей Земли. Где еще и знакомиться американцам с музыкантам из Тувы, как не в Санта-Фе.
Кроме того, думаю, это личная тайна Алдара Тамдына – умение заинтересовать самых разных людей, умение показать им «магию Тувы».
Японец Террадо Экей уже почти «свой», он несколько месяцев живет в Туве, изучает тувинский язык, попутно осваивает русский, не говоря уже о том, что совершенствует свое искусство горлового пения. Участвуя в хуреше на прошлогоднем обряде освящения оваа, он вместо танца орла страшно топал ногами, как сумоист. В этом году его полет орла был безупречен.
Шон Куирк – гость праздника?
Не знаю. Ну как Шон может быть гостем, когда он уже абсолютно свой, тувинец? У него жена из Тувы, трое маленьких детей. Он может рассказать, как обстоит дело с сотовой связью в поселке его жены. Вообще-то - никак не обстоит. Они едут в соседний поселок, там подвешивают куда-то телефоны, повыше, чтобы сигнал был лучше. А вечером снимают и смотрят, кто с ними хотел связаться.
Когда к юбилею Победы готовили праздничную композицию, он выступал в роли русского солдата. Сюжет примерно таков - русский солдат, который служил вместе с тувинскими добровольцами, стоит у вечного огня и вспоминает героев-однополчан.
Зрелище, надо сказать сильное: американец Шон в общевойсковой советской форме военных лет говорит по-тувински: «Я - русский солдат». У зрителей – мурашки по коже. У Шона, оказывается, тоже. До сих пор он волнуется, рассказывая о своих эмоциях.
И до сих пор удивляется, как за ночь смог выучить наизусть немаленький текст на тувинском языке.
Мини-мировой чемпионат по хурешу
В хуреше участвовали все – и хоомейжи и «не очень хоомейжи». Главным рефери был Народный хоомейжи Тувы, директор Центра развития тувинской традиционной культуры и ремесел, Ондар Конгар-оол. И никаких скидок гостям на этот раз не делали. Террадо Экей «вылетел» после первого боя. У Марчина Полковски был хороший шанс. Он высок и силен. Два боя выиграл, но потом сказалось отсутствие навыков и техники. В третьем бою он упал. Ничего, бывает и хуже.
Прославленные хоомейжи тоже не вышли в финал. Конгар-оол был рефери, Кайгал-оол не стал бороться. Алдар сказал, что не мог быть победителем, потому что он - спонсор этого мини-мирового чемпионата.
В общем, победителем стал Ынаалай Оман – сын заслуженного животновода. Как исполнитель горлового пения, он еще не выбился в лидеры, но чемпионом хуреша уже стал. И получил заслуженный приз – бызаанчи. Приз за второе место – допшулуур.
Кому-то может показаться несерьезным такой мини-чемпионат. Но на самом деле - серьезный. Во-первых, здесь - все по-настоящему. Зрители сидят кружком на земле. Кто-то выкрикивает имя борца, дети скандируют: «Папа, папа». Борцов задумчиво рассматривают парящие встревоженные коршуны.
А во-вторых, - как же без этого вообще освятить оваа?
Вечер трудного дня
«Вечер трудного дня» - это не название альбома Beatles. Это окончание праздника. Когда остаются в основном одни старшие хоомейжи. Остаются, чтобы поговорить о своих проблемах, планах. О том, как дальше работать. Они поют, но уже для себя, даже не для гостей. Обычное профессиональное собрание. Вот только представители этой не совсем обычной профессии тоже люди не совсем обычные. Они – гордость и один из основных брэндов Тувы.
Алдар Тамдын умеет устраивать прекрасные праздники, но после них наступают будни. Работа. И работа нелегкая.
А на следующий год обряд будет повторен. Интересно, какие изменения будут в следующем году?





© 2001-2020, Информационное агентство "Тува-Онлайн" (www.tuvaonline.ru).
При любой форме цитирования ссылка на источник (при возможности с указанием URL) обязательна.