Понедельник, 2 августа 2021 г. 18:58 Сделать стартовой | Добавить в избранное | RSS Обратная связь | ENGLISH
ИА «Тува-Онлайн»
» » Фермер Иван Ондар. Полковник, внук ламы
Личный кабинет
Логин:
пароль:
Регистрация
Забыли пароль?
Архив
«    Январь 2013    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Ссылки
электронный журнал "Новые исследования Тувы"

Фермер Иван Ондар. Полковник, внук ламы

Фермер Иван Ондар. Полковник, внук ламыФормула жизни полковника в отставке, а ныне фермера Ивана Ондара практически совпадает с определением Маргарет Тэтчер: «Экономика всего лишь метод, цель же заключается в том, чтобы изменить душу».

Полковник, правда, дополнил железную леди: «Считаю, что государство должно создать среду, в которой его гражданам было бы спокойнее и выгоднее честно работать, чем воровать и бездельничать. В нашей стране этого сделать пока не удалось». Вокруг этой сердечной боли все время и крутился наш разговор.

ПОЛКОВНИК, ВНУК ЛАМЫ

– Совхозный строй развратил сельский люд. Фиктивные наряды, приписки, искусственное увеличение поголовья скота и бункерного зерна для положительного отчета и получение очередной награды. Воровство из государственного кармана… Я видел многое, потому что все это время работал в различных подразделениях милиции. 18 лет – в ОБЭП Дзун-Хемчикского района и Кызыла. Пенсионером-то я стал всего шесть лет назад, в отставку ушел с поста заместителя начальника кызылского городского УВД, – рассказывает о себе Иван Ондар, крепкий хозяйственник, руководитель СПК «Колос» Пий-Хемского района и вчерашний чабан-тысячник. Сегодняшний статус экс-тысячника объясняет просто – осенью продали сразу 800 овечек (доходило в этом хозяйстве и до двух тысяч голов), потому что уже в очередной раз решили сворачивать хозяйство и уезжать из этих мест.

Фермер Иван Ондар. Полковник, внук ламыCудьбораздел, произведенный лихими девяностыми, лично в его, ондаровской, семье особой паники не вызвал и урона не причинил. В первой волне кооперации, которая поднялась в республике в 1986 году, сразу же оказались родители Ивана Дугар-ооловича – Часыг Сотпаевна и Дугар-оол Давай-оолович. Повар в детском садике и водитель, чуть позже, когда политический климат в стране немного потеплел в сторону личных подсобных хозяйств – ничтоже сумняшеся организовали в родном селе Ишкин Сут-Хольского района семейное крестьянское фермерское хозяйство «Доверие» и оказались в числе пионеров этого движения в республике. Потепление помогло получить хорошие к тому времени деньги – первый кредит в размере 216 тысяч рублей.

Рассчитались за полтора года. Совхозы и предприятия в смуту девяностых разваливались, как карточные домики, их достояние сбывалось директорами с согласия советов трудовых коллективов по бросовым ценам, поэтому тот, кто мыслил на перспективу, мог приобрести хоть и бэушную, но еще вполне ходовую технику по стоимости металлолома. Поэтому на второй кредит купили четыре мощных «кировца». Были в совхозах такие трактора-богатыри.

– В племобъединении приобрели списанный «КрАЗ». В другом месте – «кировец» с мехлопатой, что-то – в Сарыг-Сепской сельхозхимии, и каждый год у нас были большие урожаи. Например, в 1994 году в местечке Шанчы с 120 гектаров взяли 660 тонн чистой пшеницы, а весь Сут-Хольский район с тысячи гектаров собрал тысячу тонн, – вспоминает сейчас Иван Дугар-оолович.

Несмотря на то, что родители явно тяготели к животноводству, полковника милиции всегда тянуло к земле в полном смысле этого слова – весеннюю посевную и уборочную он всегда ждал и проводил с особым волнением. Наверное, это у него от деда по материнской линии, известного в Туве ламы Сотпа. Дед, несмотря на статус ламы, был еще и передовиком-землепашцем в Сут-Холе.

– Я, видимо, пошел по его следам, потому что только на земле всегда отдыхаю душой. Весной – сев, осенью – уборка урожая. Это самые лучшие дни, о которых потом вспоминаешь все остальное время года. Землю брали в аренду и постоянно искали наиболее плодородные участки. И, знаете, почти не ошибались, – улыбается он.

Межегей, Шанчы, Бурен-Бай-Хаак, Саргал… Работали семейной производственной бригадой, вполне в традициях нормальной, рабочей, тувинской семьи. Основным штатным звеном крестьянского хозяйства всегда оставались родители, а дети, невестки, братья-сестры просто планировали свои отпуска на страдное время посевной, уборки, окота и заготовки кормов. Один случай запомнился ему особо. В 1996 году заключил договор с совхозом «Уюк» Пий-Хемского района на посев 40 тонн пшеницы. Полевые работы брал на себя совхоз, пшеницу и деньги на ГСМ выделяло КФХ «Доверие». Совхоз, естественно, вначале засеял собственные поля, и, пропустив все допустимые для посевной сроки, приступил к работам на арендованном участке в 190 гектаров.

– Старики мне говорят: «Обманул тебя директор. Все сроки ушли, на твоем поле ничего не вырастет». Но в этой ситуации я был человеком просящим, какие у меня могли быть требования. Ко всеобщему удивлению, совхозные семена, посеянные согласно всем агротехническим срокам, дали урожай ниже среднего. Совхоз получил от 7 до 9 центнеров зерна с гектара на разных участках, а засеяно было 3–4 тысячи гектаров. С моего же поля было собрано более 800 тонн чистой пшеницы. Директор совхоза Корчагин потом долго допытывался: может, ты нам семена другие подсунул? Да, говорю, те же, из одной кучи, – «саратовская-29». Как и договаривались, – себе они забирают 200 тонн, мне выдают 600 тонн чистой пшеницы. Сдали пшеницу, купили новый «КамАЗ». Сеял я и в сумоне Бурен-Бай-Хаак Каа-Хемского района, но, правда, товарного зерна не получил. Все, что выросло на этих ста гектарах, отдал в обмен на комбайн, – продолжает вспоминать Иван Дугар-оолович. – Зато с техникой у нас сейчас намного лучше, чем во многих других крестьянских фермерских хозяйствах. Я не говорю о тех, кто приобретал ее при поддержке государства. Все, что у нас имеется, – мы покупали самостоятельно и на собственные средства.

Сейчас в семейном МТС – четыре «кировца», один «беларусь» со всеми прицепными орудиями, четыре комбайна, «КрАЗ», два «КамАЗа», пилорама. Часть этого парка находится за пределами Тувы – в селах Тюльково (ООО «Тюльково») и Огур (ЗАО «Сибирь») Балахтинского района Красноярского края, с которым и Иван Ондар вот уже более двенадцати лет поддерживает рабоче-крестьянские отношения. Но это – уже совершенно отдельная история, из числа тех, о которых говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло.

До Балахты Ондару пришлось хлебнуть…

ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

В 1990 году Ивана Ондара перевели на работу в Кызыл, а «там начали воровать». Там – это уже в селе Ийме Дзун-Хемчикского района. Угнали табун лошадей, потом – 10 ко­ров, 89 овечек... Правда, весь скот или вскоре обнаруживался, или воры пригоняли его сами. Дочь трудолюбивого ламы Сотпа Часыг находила свой скот по каким-то только ей известным признакам даже ночью. Сын вспоминает: отару пригнали домой уже спустя год после кражи – пожалуйста, заберите свой скот. «Вот такая у мамы сила. Она «другой» человек…» Но в КФХ «Доверие» уже поняли, что дальше с таким доверием они могут остаться без ничего. Решили перебираться в более спокойный район, коим традиционно считался Пий-Хем. Этот район, по мнению Ивана, который уже перепахал на своих тракторах не одно поле в разных местах республики (и подтверждение получил у ученых агрономов) является самым благодатным в плане развития полеводства. Земли здесь лучшие в Туве, а два лога – Андрюшенкин и Золотой – являются вообще достоянием нашего сложного в плане развития земледелия региона – здесь самые плодородные земли. Даже знаменитое своими урожаями чаа-хольское местечко Шанчи проигрывает Андрюшенкину и Золотому логам по качеству плодородного слоя почвы. 

Но и в сравнительно спокойном Пий-Хеме обживались непросто. Бравый охотник из соседнего села как-то расстрелял из охотничьего ружья 10 свиней, которые мирно паслись на соседнем с домом поле. Дочь ламы пропажу нашла ночью. Правда, уже в виде парного мяса. И виновника полковник ми­лиции вычислил без труда. Горе-охотник (на рынке за тушу можно было бы выручить не более 2–3 тысяч рублей) от страха тут же предложил за каждый «трофей» по 10 тысяч рублей. На эти деньги бабушка приобрела квартиру для внуков. Другие любители поживиться за чужой счет года четыре назад загнали на тонкий лед быка и корову. Разошлись мирно, но убыток Ондарам «кайгалы» возместили. После этих случаев желающих посягнуть на добро фермеров поубавилось, тем более, что Ондар и дипломатию подключил: КФХ стало регулярным спонсором-поставщиком скота практически для всех сумонных общественных мероприятий.

СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ

История о том, как Иван Ондар познакомился, подружился, а потом и деловые отношения завязал с земледельцами из ООО «Тюльково» и ЗАО «Сибирь»   Балахтинского района Красноярского края, похожа на детектив со всеми полагающимися этому жанру сюжетами: в них хватает и зависти коллег по службе, и прямого шантажа. Прошел через все благодаря поддержке родственников, собственной силе воли и хватке хозяйственника. В отличие от детектива погонь и стрельбы избежать все же удалось. Как сказал в культовом российском фильме «Брат» его главный герой Данила Багров: «Вся сила в правде». Правда эта в том, что крестьянин с крестьянином договорится всегда, если договор этот ведет к взаимной выгоде.

Первая (вынужденная) поездка в Балахту состоялась в 1998 году, а в 2000 году Ондар уже перегнал туда свои тракторы.

– У них глаза, – вспоминает, – стали по пятаку, когда увидели мою механизированную колонну.

Несмотря на то, что развал СССР и все процессы, связанные с перестройкой, хорошо встряхнули и Красноярье, в Тюльково, сумели-таки сохранить совхозное имущество. Техника была, но с каждым годом ее оставалось все меньше. В итоге к началу нулевых в хозяйстве появились залежные земли. Всю пашню обрабатывать сил уже не хватало. Так что «кировцы» и комбайны Ондара оказались в нужное время и в нужном месте. Хозяева местных предприятий, специализирующихся на производстве товарного зерна, приняли тувинского полевода, что называется, с распростертыми объятиями.

– Вначале я привез в Тюльково своего приятеля, старого комбайнера из Тувы. Тот увидел здешние поля, понаблюдал за работой мужиков и говорит: «Мы применяли такую же агротехнику перекрестного сева еще до 1962 года и получали хорошие урожаи. Сеялки проходили поле дважды – по вертикали и по горизонтали. Между стеблями ни мышь не пробежит, ни сорняк не пролезет. Конечно, норма высева увеличена, но земля гумусом богатая, хватает его и на посевы высокой плотности. И влаги в тех краях хватает. А густые посевы дают к тому же влагосберегающий эффект за счет отличной тенезащиты почвы. Стебель при такой агротехнике получается высокий, колос полновесный».

Сотрудничество с балахтинцами оформлено в доброжелательно-прагматичный, обоюдовыгодный формат. Земель как таковых у тувинского земледельца в Балахтинском районе нет. Просто вся ондаровская мехколонна вписана в структуру местного сельхозпредприятия, работает на разных участках весной, летом и осенью, и, в зависимости от выполненных объемов, получает свою долю с урожая пшеницей или овсом. Получается, Ондару выплачивают товарным зерном за использование его тракторов или комбайнов.

– Они же тоже получают дотации, поэтому и метра земли в аренду не дадут. Им это невыгодно. Но в этом районе я уже свой человек. Помогают всем, чем могут, по первому зову. Больше скажу: все эти годы зовут переезжать к ним на постоянное жительство и не понимают – почему я этого еще не сделал, – говорит он.

В годы, когда ондаровская мехколонна работала в Огуре и Тюльково в полном составе, Иван зарабатывал зерном до полутора миллионов рублей за сезон (выплачивали по 550 рублей за гектар), поскольку трактора обрабатывали до 800 гектаров земли. Сеют хлеба здесь только на богаре, получают по 35–40 центнеров зерна с гектара, и даже самый распоследний лентяй убирает по осени не менее 20 центнеров с гектара. В Туве урожайность зерновых и кормовых культур даже на орошаемых землях всегда была гораздо меньшей, а значит, с гораздо более высокой себестоимостью продукции.

– Средняя урожайность в Туве устойчиво держится на отметке от 4 до 9 центнеров с гектара. Получим от 11 до 14 центнеров и уже радуемся – хороший, дескать, выдался год. В свое время я и Ендану (Валентин Иванович, бывший министр сельского хозяйства республики – прим. автора) предлагал: вы затеяли строить птицефабрику – дело это хорошее, но кормить птицу нашим зерном: золотым оно у нас получается. Эта птица вас просто скоро сожрет. У меня в Балахте трактора, давайте возьмем в аренду тысячу гектаров. Даже в самый неурожайный год с тысячи га можно взять урожай, которого хватит для нашей птицефабрики с лихвой. Все биодобавки тоже можно было бы обменять на это зерно. Я точно знаю, что если бы такое предложение поступило из Тувы – они бы с радостью согласились. Не послушал…, – разводит Иван руками и снова говорит о наболевшем.

Балахтинцы, залежные поля которых поднимал своими тракторами, последние три-четыре года собственную прибыль уже начали считать десятками миллионов рублей, а ему свое зерно приходится хранить по разным точкам, поближе к Туве: 18 тонн овса – в СХК «Ермак» Ермаковского района, около 14 тонн семян пшеницы – в КФХ «Большая Ничка» Минусинского района, 15 тонн овса в Каратузе, 24 тонны – в Шушенском районе, 200 тонн пшеницы в самой Балахте…

ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС

– Это зерно должно лежать здесь, в красивых складах. Но склады такие есть только у Пирогова и у Барбалдая в Каа-Хемском районе. А переезжать в Балахту, – на чем очень упорно и много лет настаивают балахтинские руководители, значит, вырвать себя из той земли, на которой вырос. Я уехать не могу, не могу бросить родителей. Им уже по 79 лет, и они еще работают. Значит, я, в свою очередь, должен работать здесь, в Туве, «под них», исполняя свой долг и выполняя сыновьи обязанности. Конечно, по уму если, зернохранилище надо тут и строить. Но где? В Кара-Суге мы до сих пор не можем получить землю, а значит, и узаконить здесь свое присутствие. Как в таких условиях развиваться? Поставишь дом или кошару – на землю эту тут же найдутся новые хозяева. Такой случай уже был: за селом Сушь в районе Бегреды мы огородили большой участок, восстановили оросительную систему и хотели уже ставить кошару, а нас оттуда фактически попросили. Якобы, скот, по словам чиновницы местной администрации, держать там нельзя. Но как только мы оттуда ушли, эта чиновница тут же заселила на наше место своего родственника, который и кошару поставил, и скот пасет.

Лучиком света блеснуло для полковника назначение на должность заместителя председателя правительства республики именитого хозяйственника Ивана Чучева, который сразу же предложил Ондару сворачивать в Балахте все сельскохозяйственные работы и «начинать поднимать Туву».

– Я и свернул, – жалеет сейчас полковник. – Руководителям же балахтинских ЗАО «Сибирь Семену Юртаеву и ООО «Тюльково» Владимиру Тыняному объяснил, что в Туве у меня появился свой человек, который поможет и с землей, и с другими вопросами. Перегнал домой три «кировца», комбайн. Остальную технику планировал перегнать позднее , поэтому один «кировец» и три комбайна остались в Балахте.

Сегодня СПК «Колос» – новое название КФХ «Доверия» – держит в местечке Кара-Суг Пий-Хемского района мощный механизированный кулак: три «кировца», комбайн, «беларусь» со всеми прицепными орудиями. По нормативам, нормальная нагрузка на каждый «кировец» – 300 га. То есть техники хватило бы засеять и убрать зерновые на 1000 с лишним га, а он планирует по весне вспахать в Пий-Хеме только 650. Сравните: в Балахте, где у него только один «К-700» – 300 га. На языке агрономов это называется неэффективным использованием тракторного парка, что в переводе на экономические понятия означает одно – убытки фермера.

Кстати, в прошлом году он сеял здесь, в Кара-Суге, овес и ячмень, но не на зерно. Деляны серых хлебов, что находятся недалеко от зимника, оставил «под снег», и скот сейчас прекрасно копытит эти зимние пастбища, добывая себе полноценный и дешевый корм. Дешевый – потому что затраты на уборку зерновых, хранение, скирдование соломы, перевозку составляют, как правило, более половины всей себестоимости продукции растениеводства. Все эти расходы только удорожают мясо. А зерно все же прибыльнее растить в Балахте.

Поэтому Ондар твердо уверен в том, что только региональное кооперирование, опыт которого он уже прекрасно изучил и проверил на собственной, что называется, шкуре, может решить застарелые проблемы республики, связанные не только с развитием кормовой базы для растущего животноводческого поголовья, но и возможностью реально продвинуться в вопросе, стоящем перед сельским хозяйством республики уже сегодня. Что нужно для это делать? Есть у Ивана Ондара на этот счет свои соображения…

В СЕМЕЙНОМ КООПЕРАТИВЕ

… Проехать мимо зимника СПК «Колос» и не заметить штаб-квартиру большого семейного многопрофильного ондаровского кооператива невозможно ни зимой, ни летом – уж очень удачно «сел» Иван Ондар в 2000 году на этой «горке» посреди роскошных лугов самого плодородного в республике района. В теплое время года вокруг зимника множество ровных, ухоженных делян, на которых зеленеют кормовые травы, овес и ячмень. Зимой здесь пасется скот. В прошлом году 270 гектаров были засеяны с прицелом на использование их под зимние пастбища; эту методику он применяет уже третий год подряд. На Алтае, где зимой тоже выпадают большие снега, такая практика введена уже давно, только соседи по региону кормовые культуры скашивают в валки, оставляя их на этом же поле под снег. На каждый участок заведен собственный паспорт, поэтому вывод по их использованию однозначный – дело, выгодное со всех сторон. Уменьшаются затраты на уборку, хранение, скирдование, транспортировку соломы, а значит, уменьшается и себестоимость кормов. Учитывая летнюю засуху, для скота уже не пришлось подыскивать подходящие зимние пастбища с сохранившимся травостоем. Но, несмотря на полноценный корм, который добывается из-под снега, копытно-рогатое хозяйство СПК «Колос» уже съело 400 тонн сена, заготовленного летом. В запасе остались 70 тонн овсяной соломы, упакованной в 25-килограммовые тюки. Остатками сена и овсянкой в хозяйстве встречают самый, пожалуй, сложный период зимовки – раннюю весну, когда образуется снежный наст, и животных держат в загоне. В прошлом году в кооперативе обрабатывалось 830 гектаров земли. Для кормовых культур – на Кара-Суге, для производства товарного зерна – в Балахтинском районе. За Саянами, учитывая сокращенное количество мехединиц, в прошлом году удалось поучаствовать в обработке только 330 гектаров земли – но урожая хватило рассчитаться с сезонными тувинскими затратами.

…Нас окружают толстые, чистые, добрые собаки, которые деловито обнюхивают, а потом облизывают руки. Таких «теплых» встреч на чабанских зимниках у меня не было давненько. Прав оказался хозяин зимника – поскольку скотокрадов из этих мест отвадили, то и собакам лютовать ни к чему. В небольшом приземистом домике нас встречают улыбающиеся старички, родители Ивана Ондара. Иван Дугар-оолович поясняет, что гостям здесь рады всегда. Гостеприимная Часыг Сотпаевна начинает хлопотать над котлом, в котором уже кипит ароматный суп, и вскоре, не без помощи самого полковника, обеденный стол укомплектован традиционными явствами тувинской кухни, украшением которого стало огромное блюдо с дымящимися кусками вареного мяса. Не обошлось и без благопожеланий, которые специально для гостей произнесла мудрая дочь ламы Сотпы – хорошего здоровья, успехов в работе, во всех поездках – гладкой дорожки. Кому надо – деток, кому надо – внуков. Добавила под конец, что у них побывали и частенько бывают «все уровни власти». И «мы счастливы, что нас не забывают»…

В этом многопрофильном семейном кооперативе у каждого родственника свое дело. Основное семейное рабочее ядро – семь человек. Супруга Ивана Дугар-ооловича Чечей Тюлюшевна ведет бухгалтерию, брат, капитан милиции, (на пенсии уже лет 14), как и родители, зимой и летом на зимнике. Дел здесь всегда хватает. Трое сыновей председателя кооператива – Сайдаш, Севен и Алик – на тракторах, хотя также не имеют профильного образования. Двое из них милиционеры, пошли по стопам отца, третий – предприниматель. Старшая дочь работала в Ленинграде в Арбитражном суде, сейчас перевелась в Туву. У младшей – в Кызыле магазин. Они тоже всегда на подхвате – умеют и сено косить, и роды у овечки принять.

На комбайне брат, в помощниках и зять жены. За самим полковником ( биолог по вузовскому образованию) закреплен «КамАЗ», а значит, на нем – все грузоперевозки. Тот, кто еще занят на государевой службе, во время горячих сезонов в обязательном порядке берет отпуск. На Канарах кооперативщики отпуск пока не проводят. В кошарах дел невпроворот. В эти пиковые сезоны к ним присоединяются и два–три профильных специалиста, которые «нами командуют, а остальное мы делаем сами», – уточняет Иван Ондар.

Начался окот. Ондар смеется, что это дело у них полностью под приглядом старенькой мамы – она даже его в кошару не пускает. Но отчиталась на днях, что на свет уже появилось около 60 «новеньких» ягнят. В планах животноводческого звена – получить 280 ягнят и 240-250 козлят. Шкуры, как правило, на переработку не сдают из-за низкой приемной цены. Овец продают живым весом, а из шкур, полученных после забоя, сами изготавливают шерстяные матрацы. Они в большой семье всегда пригождаются. Мясо реализуют в Кызыле, где у них открыта собственная торговая точка. Имеются планы и по развитию еще одного направления – молочного. Несколько лет назад из Балахтинского района привезли симментальских коров (обменяли на зерно), поэтому полковник с большим интересом присматривается к новым программам минсельхоза Тувы, в частности, по развитию семейных молочных ферм. В случае решения «земельного вопроса», ферму полковник планирует открыть уже в этом году и сразу же начать переработку молока. На примете есть женщина-технолог, которая много лет проработала на молочных заводах в Чадане и в Бурятии.

– Она просит только одноразовую тару. Разрешение на выпуск детского молочного питания у нас уже есть. Нужна земля. Нам обязательно нужно узаконить здесь свое присутствие… Перспективы уже определены – развитие полеводства, кормопроизводства и молочного животноводства, – делится Ондар планами.

Из наемных работников – Сылдыс и Буян, которые ухаживают за скотом, и живут здесь соответственно восемь и пять лет. Прибилась к Ондарам Тайгана, совсем еще молодая женщина с очень непростой судьбой. К работе привыкала с трудом. Думали, что не продержится на стоянке и три дня. На выходные уезжала в Кызыл и …терялась там по нескольку дней, но вот недавно начала доить коров и подменять в этом деле старенькую Часыг Сотпаевну. А в последнее время Тайгана успешно справляется и с поварскими обязанностями.

Вся сельскохозяйственная техника уже в МРО. Мужики радуются, что это ремонтное предприятие начало предоставлять сельхозпроизводителям свои услуги по восстановлению и ремонту техники. Кредитов на проведение весенней посевной, как и в прежние годы, не берут. Все расходы, связанные с посевной, будут гасить за счет скота. Скот всегда был и остается первостатейным капиталом для развития кооператива.

КАК СОБАКА НА СЕНЕ

Гостеприимная Часыг Сотпаевна была права – народная тропа, по которой похаживают и чиновники самых разных уровней, в СПК «Колос» не зарастает. Правда, чиновники продолжают настаивать на том, чтобы полковник вообще сворачивал свое засаянское сотрудничество, но такое местечковое настроение Иван не разделяет. Основная причина – он по-прежнему не может оформить землю в долгосрочное пользование.

– В Балахтинском районе мне давно предлагают перебираться к ним на постоянное жительство и брать столько земли, сколько смогу обработать. Сейчас вот стали звать и в Дзун-Хемчик, и там мы с супругой уже оформили свои земельные паи. На всякий случай.… А в Пий-Хеме я уже устал обивать пороги различных кабинетов. Я здесь оказался чужаком. Нет земли, не могу начать строительство. Руководство района меня поддерживает. Поддерживал Гончаров, и Иусов (председатель администрации Пий-Хемского района –прим. Г.М.) всегда подписывает все мои заявления и ходатайства, но когда бумаги уходят к исполнителям, в них всегда находятся какие-то нарушения…Пока исправляешь – уходят сроки. Правда, два пятилетних «срока» я все-таки отработал. В прошлом году, например, перечислил налогов 120 тысяч рублей. В районе я являюсь самым крупным частным землепользователем, а значит, и налогоплательщиком. А этот год – как заколдованный. Хотя сроки аренды еще не закончились, я не уверен, что буду с землей…

Вообще, я прошу немногим более тысячи гектаров земли под пастбища и посевные площади, а ведь когда-то у меня было и три тысячи гектаров. Я же вижу, как расширяются хозяйства у других чабанов – держат уже по четыре тысячи мелкого рогатого, около 500 крупного рогатого скота… Народ в районе понял, что земли за нами не закреплены, табунщики загоняют лошадей на мои посевы – имеем, де, право – это не твоя земля…Воровства нет, но началось настоящее выдавливание. Подходит пора работ по весеннему снегозадержанию, пропустишь сроки – останешься без урожая. На какие объемы я могу рассчитывать, какие планировать расходы на ГСМ, запчасти, семена – неизвестно…

Полтора месяца решался вопрос по принятию постановления об аренде земли на 11 месяцев. На днях получил девять гектаров земли, но только под хозяйственные постройки. Теперь хоть строительство кошары можем начинать. Наконец-то решится вопрос с подключением к электроснабжению, – говорит он и рассказывает еще один сюжет в жанре фэнтези. В июне прошлого года энергетики отрезали «Колос» от электроснабжения, заявив, что между их конторой и кооперативом нет официального договора. На каком бы тогда основании с 2001 года «Колос» пользовался этой услугой ( в 2001 году от электролинии, которая ведет в Ленинку, к зимнику подвели небольшую линию. Составлен договор, заплачены деньги – 35 ты­сяч рублей, а членам бригады были выданы еще и две туши КРС. Все это время «Колос» исправно платил абонентскую плату в размере 25 тысячи рублей. Но первичный документ так и не был найден, и кооператорам пришлось составлять новый договор, за­платив за подключение 150 тысяч рублей. Лампочка Ильича порадует жителей этого местечка только после того, как они получат документ на землепользование…

– Вы думаете, какой сейчас водой руки мыли? – задает нам полковник очередной вопрос «на засыпку». И сам отвечает: – Талой снеговой. Поим скот и самим приходится пользоваться. Я прописан в селе Уюке, но все эти годы не могу получить разрешение на пользование колодцем, который находится от нас в пяти километрах. Прежний глава поселковой администрации получил от нас на различные мероприятия восемь баранов. Хотя бы за этих баранов могли бы скоту воду дать? Видимо, обиделся начальник колодца. Но на каждого такого начальника у нас просто не хватит баранов… Сейчас пытаемся пробурить собственную скважину. Но водоносный слой залегает очень глубоко – прошли 92 метра, нужно еще 30 метров, а это – не менее 120–130 тысяч рублей расходов.

Ондар в своих размышлениях очень откровенен и поэтому не скрывает, что основные свои проблемы видит в том, что не умеет давать взятки даже «борзыми щенками», в его случае – скотом… Бывших милиционеров, как известно, не бывает, да и почему он должен это делать? Недавно в Уюке проходило собрание отцов, на котором обсуждались, в принципе, очень хорошие вопросы – как жить, кормить и воспитывать детей на собственном примере? Ивана пригласили и как члена республиканского совета Ассоциации крестьянских, фермерских хозяйств, и как односельчанина, поэтому по ходу совещания сделал отцам-землякам предложение: в хозяйстве у него уже 10 лет простаивает пилорама. Самим заниматься столяркой сейчас некогда, а возможность запустить столярный цех есть. Найдутся желающие начать работать, чтобы детей учить трудолюбию «на собственном примере»? По имеющимся программам частным застройщикам выделяются по 250 кубов леса. Многие не могут воспользоваться этой возможностью из-за отсутствия техники, а у меня она есть! Помогу и тем, кто хочет заняться земледелием. Самое главное – желание, а об оплате всегда договоримся. Ответа на его привет полковник ждет до сих пор.

…Свое присутствие на этой земле он объясняет так: « Я пахотный человек. Мне без посевной и уборочной, как без глотка свежего воздуха. Мешают, ставят палки в колеса, а я все равно работаю, все равно живу. Не поддерживают в родной Туве – душой отдыхаю в Балахте, и еще продолжал и продолжаю утверждать, что ответы на многие застарелые проблемы нашей республики можно найти в межрегиональном кооперировании. На поверхности лежит решение вопроса о снабжении кормами нашей птицефабрики. У меня – отличное кормовое зерно. Давайте договариваться. Оформим землю – начнем строить зернохранилища. С приходом нового министра сельского хозяйства в прошлом году мы впервые получили субсидии на семена и ГСМ. Поддержку на маточное поголовье получаем уже три года…Это хорошие деньги. Радует, что уже в декабре районные власти начали подготовительные работы для весенней посевной – проверили семена, места, где они хранятся, сверились с моими планами… Обещали, что и в этом году без субсидий не останусь. С трудом, но получил представление на ведение фермерского хозяйства.

Жизнь, несмотря на ее коллизии, продолжается. Каким окажется ее очередной поворот? Чем закончится у кооператора очередная встреча в очередном чиновничьем кабинете? Наша газета обязательно расскажет об этом в своих очередных номерах.

Галактика Ондара

– Я не знаю, как правильно называется это сооружение. Даже родители не помнят. Известно одно: до пятидесятых годов про­шлого столетия в тувинских семьях на Шагаа его обязательно ставили. Практически в каждом доме. Потом начались запреты, – рассказывает Иван Ондар.

Полковник в отставке и успешный руководитель семейного фермерского хозяйства «Колос» пытается восстановить некогда одну из самых почитаемых древних традиций, которая в дни Белого месяца трепетно исполнялась практически в каждом жилище кочевников.

Такое доверие – помогать (полковник так и сказал: «Я тебе доверяю. Ты должна мне помогать…») восстанавливать утраченное, оказанное русской по национальности и христианке по вере, меня очень тронуло и показалось символическим. Именно в республике, которая находится в самом центре Азии, могут и должны выдерживаться, выстраиваться и настаиваться межконфес­сиональная толерантность и многонациональный мир. Поэтому это нужно было видеть: посреди стола на традиционном деревянном подносе – огромный курдюк, вокруг него – другие яства традиционной тувинской кухни. Но во главе праздничного стола – то самое пока безымянное сооружение, которое и задает тему Белого месяца.

На деревянном основании из 12 тщательно подогнанных друг к другу дощечек выложен «сруб» со стенам из семи венцов-калачей – боова. Сооружение накрывает круглая лепешка. Вся эта вкусная емкость заполнена кусочками сухого творога, сушеными фруктами, конфетами… А вместо венца – сверкающий аппетитный кусок топленого масла в форме перевернутой пиалы.

– Боовы мы заказываем в Монголии, у нас их никто не делает. На них печать с изображением «цветка жизни» – лотоса. Еще до 1953 года каждая тувинская семья имела деревянные формы для выпечки таких ритуальных калачей. Печати имели самые разные оттиски: лучи, горы, волны, то есть все, что может олицетворять жизнь в ее многообразии.

Думаю, что это – своеобразный макет нашей галактики с ее шестью духовными мирами, о которых рассказывают сутры. Первый ряд – чыргалан – беззаботная, обеспеченная жизнь, а значит – радость, успех, благополучие. Второй ряд – човулан – плохая полоса в жизни, которая происходит от помрачения ума. Лучший товарищ человека – это ясный ум. Есть ум – будет хорошая жизнь. Но жизнь человека состоит из белых и черных полос. От чего это зависит? Да от самого человека и зависит. Третий ряд – снова чыргалан, четвертый – човулан…

Но вот сагаан-сар (Белый месяц) заканчивается. Ради чего мы его отмечаем? Ради счастливого нового года, поэтому завершает нашу «галактику» лепешка с оттиском лучистого солнца, которое олицетворяет свет, тепло, а значит, жизнь. На ней, вообще-то, должен быть цветок лотоса – бадма. За неимением цветка поставили масло. Внутри галактика заполнена всем, что семья производила весь прошлый год, чем были и есть богаты, для приумножения этого богатства. В основном, конечно, молочная продукция: творог, масло, сушеное мясо. Это основная пища кочевника, рассказывает он. Деревянный тазик – вторая и очень важная часть этого риту­ального сооружения. На деревянных дощечках – изображения ветвистых свастик, шесть из них олицетворяют женское начало – обращены против часовой стрелки, шесть – мужское – по часовой стрелке.

– Современная наука сравнительно недавно рассмотрела под микроскопом, что жизнь зарождается при слиянии двух хромосом. Мужская Х-хромосома закручена по часовой стрелке, женская – против. Знак свастик сопровож­дает древнего человека с незапамятных времен. Вот откуда бы нашим предкам знать о том, что ученые обнаружили только недавно? Все в этой жизни очень непросто. Нам нужно уважать то, что завещали и передали нам предки, – продолжает он.

…В семью Ондаров эта традиция вернулась три года назад. Задача хозяина дома в дни сагаан-сар – собрать как можно больше у этого стола хороших людей. Весь Белый месяц в дом приглашаются друзья, знакомые, добившиеся успехов в жизни, родственники. В этом году у них побывали около 400 человек. Каждый за праздничным столом произносит благопожелание роду. Серебряную пиалу с аракой над галактикой, посвященной Белому месяцу, доверили поднять и мне…

– Арака – древний и уважаемый напиток из молока. Он не виноват, если человек начинает им злоупотреблять. Проблема – в самом человеке, – делает очень резонный вывод хозяин этого госте­приимного дома.

Провожая гостя, хозяева вручают ему и обязательный подарок. В ярком пакете помимо сувениров и сладостей еще и шелковый кадак. Благопожелания 400 человек в силу закона синергетики усиливаются во много раз. По завершении Белого месяца сооружение разбирается, и кусочки получают все, кто побывал в доме. Пожелал добро, и оно вернулось к тебе, усиленное в 400 раз. За эти три года полковник уже сумел убедиться: работает закон. Благополучная семья, успешные в своих профессиях дети, радующие послушанием и успехами в учебе внуки (их у супругов Ондар семеро). Поголовье скота растет, приумножается семейная касса. Иван Донгур-оолович улыбается и делится тем, о чем предприниматели говорить не любят. В первый же год после про­ведения ритуала благопоже­ланий один миллион рублей, вложенный в дело, принес в бюджет семьи три миллиона. В Кызыле, говорит он, еще две монгольские семьи исполняют этот обычай. Вполне возможно, что и в Бурятии есть люди, помнящие старые традиции. Ведь Шагаа – не только начало весны и нового года. Это начаток очередной волны, которая может прибить семейную лодку к успеху и процветанию. Еще в тридцатые годы богатые скотовладельцы не чурались приглашать в свои просторные юрты даже самых бедных номадов. Родители помнят, как проходила эта церемония. Гости рассаживались по кругу, расправляя вокруг себя полы длинных тонов. Потом следовал торжественный выход хозяина с деревянным ведерком. Он засыпал гостей всем, что принес дому прошедший год: сушеным творогом, сыром, ааржы, боова, сушеным мясом, рыбой… Наваливалось столько, что человеку иной раз было трудно поднять свои наполненные снедью подолы – чем больше угощения, тем больше благопожеланий хозяину. Поскольку в короткие подолы много не насыпешь, то прийти в коротком тоне – обидеть хозяина…

В день моего посещения квартиры Ондаров в гостях у семьи были Долаана Балдай-оол и представительная делегация Монголии в лице и.о. генерального консула генерального консульства МНР в Кызыле господина Б. Баясгалана в сопровождении начальника хозотдела консульства Н. Бямбатова, а также лама Лундэг Мягмара. Почетных гостей встречали и открывали церемониал благопожеланий старейшие представители рода, отец полковника Дугар-оол Давай-оолович и мама Часыг Сотпаевна. Торжественное подношение белых кадаков гостям, ритуальный обмен благопожеланиями над «галактикой» и хоорге – изящными сосудами с дорогим нюхательным табаком: лопаточка – из слоновой кости, а сам сосуд – из полудрагоценного минерала. Обмен хоорге означает заключение договора о дружбе и сотрудничестве, своего рода церемония вручения послами верительных грамот руководителям государств. Господин Баясгалан явно тронут такими знаками внимания, он с удовольствием и знанием дела выполнял все тонкости древнего дипломатического церемониала. Отметил, что в тувинской семье он находится впервые и серебряную пиалу поднимает не только за благополучие хозяев, но и за укрепление старинной дружбы между нашими народами.

– Эта молчаливая церемония. Все тонкости – в деталях. Принял приоткрытое хорээ (пробка – из красного коралла) – договор вступил в силу. Но прежде, и гость это должен видеть, я должен высыпать на ладонь и понюхать табак: показать, что он не отравлен. Все это идет из древности. Во времена межродовых конфликтов, войн за разделы территориального влияния такие знаки были актуальны. Пробка закрыта – договор не подписывается, военные действия продолжаются, даже если гость принимает участие в церемонии. Все заранее продумано. Никто ни у кого уже не спрашивает о причинах «неподписания или несогласия», все происходит молча. Здесь говорят все эти, казалось бы, мелкие детали, – продолжает посвящать журналиста в тонкости восточного этикета полковник Ондар.

Непростительная промашка. Увлеченная загадочным ритуалом обмена и нюхания (дали понюхать и мне) ароматного содержимого красивых сосудиков, молчаливый диалог между ними я элементарно проморгала. Действительно: Восток – дело тонкое… По словам полковника, свой хоорге он покупал в южной Монголии лет восемь назад, и сегодняшняя его сто­мость – новенький «ландкрузер».

…Иван Донгур-оолович до сих пор ностальгирует по СССР. Не ходит в хурээ, но является одним из первых тувинских меценатов, которые начали помогать тувинским хууракам в их учебе в Индии. Некоторые из них уже закончили учебу, сейчас служат своему народу в республике и продолжают поддерживать с ним тесные отношения. Полковник милиции по жизни, меценат по зову души, патриот своей уже ушедшей в историю большой родины и сегодняшний руководитель большого семейного хозяйства Иван Ондар по крупицам восстанавливает традиции, которыми жил его народ еще недавно. Они не должны, они просто не могут бесследно уйти в небытие. Это было бы несправедливо не только по отношению к предкам, но и к сегодняшнему молодому поколению. Не единым хлебом жив человек. Но еще и благодарной памятью…

Галина Мурыгина, газета "Тувинская правда"
Информация
Комментировать новости на сайте возможно только в течение 365 дней со дня публикации.
Анонс событий

1) 04.08.2021: День рождения Заслуженного журналиста Российской Федерации Александра Сан-ооловича Шоюна (Кызыл, Тува)

2) 05.08.2021: День рождения Григория Чоодуевича Ширшина, руководителя Тувинской АССР 1973-1990 гг. (Кызыл, Тува)

3) 06.08.2021: День рождения Саимы Маадыр-ооловны Далчин, руководителя исполкома тувинского отделения ОНФ (Кызыл, Тува)

4) 06.08.2021: День рождения активиста волонтерского движения Республики Тыва Антона Куруу (Кызыл, Тува)

5) 07.08.2021: ПЕРВЫЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ЯКОВОДОВ ТУВЫ (С. Моген-Бурен, Монгун-Тайгинский кожуун Тувы, Тува)

6) 09.08.2021: 65 лет исполняется Ивану Ивановичу Хурагану, мастеру спорта СССР, Почетного гражданина города Кызыла (Кызыл, Тува)

7) 11.08.2021: День рождения руководителя тувинского отделения компании МТС Экера Думен-ооловича Хертека (Кызыл, Тува)

8) 12.08.2021: Первый строительный форум Республики Тыва (Кызыл, Тува)

9) 15.08.2021: ДЕНЬ РЕСПУБЛИКИ. 100-летие со дня образования Тувинской народной республики (Кызыл, Тува)

10) 17.08.2021: ДЕНЬ ХООМЕЯ. К 100-летию со дня образования Тувинской народной республики (Тува)

все даты


Самое читаемое

© 2001–2021, Сетевое информационное агентство «Тува-онлайн»
адрес редакции: 667010, Республика Тува, г. Кызыл, ул. Калинина, д. 10, к. 66,
email редакции: info@tuvaonline.ru
При перепечатке ссылка на СИА «Тува-Онлайн» с указанием URL: www.tuvaonline.ru обязательна.
Опубликованные материалы и мнения авторов могут не отражать точку зрения редакции.
Цитаты в интернет-изданиях допускаются только с оформлением гиперссылки на «Тува-Онлайн».
12+ Возрастная классификация информационной продукции электронного периодического издания «Сетевое информационное агентство «Тува-Онлайн» – «12+».
Электронное периодическое издание "Сетевое информационное агентство «Тува-Онлайн»" основано 15 августа 2001 г.
Зарегистрировано в Министерстве РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.
Свидетельство Эл №77-6060 от 22 февраля 2002 г.
Top.Mail.Ru
Яндекс цитирования